Previous Entry Share Next Entry
Может ли Твиттер помочь жертвам изнасилования добиться справедливости?
void_hours
Перевод статьи Аманды Хесс из интернет-журнала Slate, оригинал находится здесь. Кроме случаев, оговоренных особо, гиперссылки в тексте оставлены без изменений и ведут на англоязычные страницы.

Прошлым летом 16-летняя Саванна Дитрих (Savannah Dietrich) пошла на вечеринку, где она выпила и отключилась. Двое знакомых девушки, воспользовавшихся ее состоянием, изнасиловали ее и, сфотографировав происходящее, разослали снимки своим друзьям. Новость об этом разлетелась по школе, в которой училась Дитрих. Девушка «просто сидела в прострации и думала: кто уже увидел, кто знает?» Публичное унижение кульминировало в июне этого года, когда ее насильники пошли на сделку с правосудием, признавшись в сексуальном насилии и вуайеризме, и отделались, по словам Дитрих, символическим наказанием. Суд вынес предписание и самой пострадавшей: молчать подробностях изнасилования и судебных слушаний или получить 180 дней тюрьмы и выплатить штраф в размере 500 долларов.

Сначала Дитрих расплакалась. Затем она вышла в интернет. «Давайте, упрячьте меня за решетку», написала она в Твиттере, назвав имена своих насильников. «Я не собираюсь покрывать тех, кто превратил мою жизнь в настоящий ад». Эти мужчины не постеснялись выложить в общественный доступ фотографии изнасилования. Теперь они убедили суд засекретить дело. «Если обращение к закону привело к тому, что мне нельзя говорить о случившемся, то я сожалею о том, что обратилась к закону,» написала она на стене в Фейсбуке.

Чиновники и адвокаты жертв уже давно ищут ответа на вопрос, почему более половины жертв изнасилования не заявляют об этом в полицию. Судебные процессы по делам изнасилования могут быть долгими, изнурительными, унизительными, стигматизирующими, дорогими и в конечном итоге часто заканчиваются оправданием насильников. Но помимо всего этого, как показывает нам дело Дитрих, уголовное правосудие также может отнять у пострадавшей право рассказывать о том, что ей пришлось пережить. Сообщая о насильнике в официальные структуры, мы часто теряем возможность предупредить о нем социальные. И даже если история попадает в газеты – как в случае местного репортажа о Дитрих, которой теперь 17 – имена осужденных насильников часто остаются неназванными.

Сейчас пострадавшие часто сообщают об изнасиловании напрямую тем, кто больше всего нуждается в этой информации – другим женщинам, живущим в одном сообществе с насильником. Поступая таким образом, они рискуют собственным именем и репутацией ради изобличения насильника. В 2010 году 19-летняя студентка Американского университета Клои Рубенстайн (Chloe Rubenstein) через Фейсбук и Твиттер обнародовала имена двух мужчин, которые, по ее словам, изнасиловали несколько ее подруг. («ВНИМАНИЕ, ЖЕНЩИНЫ,» написала она «Это хищники, без жалости и сострадания к кому бы то ни было.») В 2007 году, группа женщин из колледжа Льюиса и Кларка в Портланде под предводительством Хелен Хантер (Helen Hunter) создали группу в Фейсбуке, называющую одного из их одногруппников «Е-ным насильником.» Когда администрация колледжа прознала об этом, его отстранили от занятий всего лишь на один семестр. Но пять лет спустя? Нагуглите его имя и вы увидите, что все новые обвинения в изнасиловании продолжают появляться в интернете.

Этой тактике присущи свои риски. Женщины, использующие неофициальные каналы для изобличения своих насильников, могут подвергнуться общественному порицанию за то, что они публично обвиняют людей, чья вина не была доказана судом – или же за то, что они чернят репутацию «мальчиков», которые совершили «ошибку». Дитрих грозит тюрьма*. Рубенстайн получала ночные звонки с угрозами от друзей ее насильников. Жертвы, не обладающие социальными привилегиями – Дитрих все-таки белая женщина среднего класса и выступает, опираясь на помощь семьи и юристов – могут получить еще меньше поддержки. Но цена молчания очень высока. В своей записи в Фейсбуке Дитрих написала, что ее насильники «дали всем понять, что со мной можно так поступать… они выставили меня шлюхой и увеличили для меня риск снова быть изнасилованной». Мы знаем, что подавляющее большинство насильников, совершающих насилие над знакомыми, являются серийными. Если система уголовной юстиции не в состоянии найти и изолировать этих хищников, то социальные медиа могут предложить свое решение этой проблемы. […]
-------------------------------------------------------------

void_hours: Джессика Валенти в статье «Как разоблачить насильника» продолжает тему публичного изобличения насильников как необходимой меры в обществе, где вероятность того, что насильник окажется в тюрьме, пренебрежимо мала и где общество предпочитает винить жертву, а не преступника.

В одном из моих любимых феминистских фильмов – «Город девушек» (Girls Town) – группа женщин, по горло сытых происходящим, пишет на стенах туалета своей школы имена мужчин, изнасиловавших их. Другие учащиеся присоединяются к ним, перечисляя своих насильников – от одноклассников до учителей – предупреждая других женщин и отвоевывая свои права на публичное пространство. […]

В нашей повсеместно распространенной культуре обвинения жертв и оправдания изнасилований, насильники [на русском языке здесьvoid hours] преудобно устроились. Жертвы продолжают избегать системы правосудия, а если они и решаются обратиться в полицию, то, скорее всего, их самих обвинят в происшедшем – ужасная реальность, травмирующая жертв и прокладывающая дорогу новым изнасилованиям [на русском языке здесьvoid_hours].

Так что идея сделать жизнь насильников менее комфортной – дать им понять, что будут последствия, включающие публичную огласку – меня вполне устраивает. Особенно с учетом того, как часто женщинам затыкают рот в вопросах сексуального насилия. В некоторых случаях это молчание обеспечивается социально-культурным давлением, но иногда запрет говорить принимает очень явные формы.

Например, в 2007 году, в штате Небраска во время судебных слушаний по делу изнасилования женщине и ее адвокатам было запрещено использование слов «изнасилование», «жертва», «сексуальное насилие» - даже «анализы, взятые у жертвы изнасилования» [термин судмедэкспертизы – «sexual assault kit» - void_hours] под предлогом того, что они могут настроить присяжных против обвиняемого. От Далии Литвик (Dahlia Lithwick):

В результате как защите, так и обвинению приходится использовать одно и то же слово «секс» для описания как акта сексуального насилия с применением силы, так и безобидного акта полового сношения по взаимному согласию. Что касается присяжных, им просто придется угадывать по лицу свидетельницы, о чем же идет речь.

Не могу представить себе, чтобы жертвам ограбления запретили использовать слово «ограбил» рассказывая о совершенном против них преступлении – но как только речь заходит о сексуальном насилии, всякая логика и подобие человеческой порядочности улетучиваются на глазах.

Мы живем в стране, где снятое на камеру групповое изнасилование завершается судом присяжных, не пришедших к единому мнению, где шутки об изнасиловании все еще считаются уморительными, и где серьезность сексуального насилия настолько тривиализирована, что задание написать реферат на тему изнасилований считается соразмерным наказанием для насильников.

Пострадавшие от изнасилования знают, что их ожидает стигма и позор, если они решатся заговорить. В таких условиях говорить о перенесенном сексуальном насилии – а уж тем более обращаться к правосудию – не просто тяжело, это настоящий акт героизма.

Запрет жертвам называть имена их насильников – или, в данном случае, даже называть происшедшее насилием – дает понять, что репутация насильников важнее, чем право жертвы говорить. Саванна Дитрих отказалась молчать. Поддерживать голоса жертв должно быть самоочевидным выбором – будь то сообщения в Твиттере, выступления на суде или надписи на стенах туалетов.
----------------------------------------------------------------------------------

* Саванна Дитрих не была привлечена к суду. Адвокаты мужчин отказались от заявления о привлечении Саванны Дитрих к ответственности за нарушение конфиденциальности, мотивируя это решение тем, что дело уже получило широкую огласку во всех подробностях и настаивать на наказании за нарушение предписания суда стало просто бессмысленным. - void_hours

  • 1
почему суд присяжных рассматривает дело об изнасилование?

Согласно шестой поправке к конституции США "При всяком уголовном преследовании обвиняемый имеет право на скорый и публичный суд беспристрастных присяжных того штата и округа, где было совершено преступление." Это не распространяется на преступления, совершенные несовершеннолетними, дела которых, как правило, рассматриваются судом по делам несовершеннолетних.

В связи с огромным количеством мифов относительно изнасилований, существующих в общественном сознании, и создающих значительное предубеждение против жертвы в пользу насильника, такой вид принятия решений о виновности, по-моему, совершенно нецелесообразен. Что говорить о беспристрастности простых людей, если даже для судей приходится выпускать такие памфлеты: "То, что мне стоило знать прежде чем руководить судебным заседательством по делу сексуального насилия"?

Edited at 2013-01-20 09:09 pm (UTC)

это ужасно...у меня опускаются руки(я думала что хоть в Америке получше

Вы бы удивились тому, что приходится читать в американских блогах, отслеживающих подобные проблемы. Нет пределов человеческой глупости и жестокости, причем я говорю не о насильниках. А вообще, Америка, на мой взгляд, выгодно отличается от наших краев социальной активностью граждан. Они будут следить за подобными случаями, они будут писать письма, жаловаться во все инстанции, устраивать митинги и протестные акции. Это, конечно, припарка больному раком, но все же лучше чем позиция "каждый сам за себя".

я к сожалению перевела некоторые комментарии к таким постам,лучше бы я этого не делала.....как говорится-все те же все там же....как будто русские пишут,фу на хуй так жить,я извиняюсь(все безнадежно.....моя теория убить всех секстистов огнеметом не кажется мне уже радикальной

Почему же только сексистов? Вот сегодняшний пост в "феминистках" - закрытый пост, если уже на то пошло - о принуждении девушки к неприятным ей и болезненным сексуальным практикам собрал целую галерею обвинительниц жертвы. Одна из них окончательно свела меня с моего и так некрепкого ума, предложив жертве "задружить с импотом" и сказав, что "Кто-то бы за счастье посчитал, что у нее мужик с достаточно крепким для АС х*ром". Так что еще неизвестно, кто более мизогинистичен - открытые сексисты, или женщины, считающие себя феминистками.

я это тоже видела(((последнее время в сообществе что то не приятно странное
там в том посте еще одна выступала по поводу того-как же можно предлагать мужчине страпон!!это же насилие

Аналогично, просто не могу читать такие откровения как в посте, ничего кроме бессильной ярости и желания убивать они не вызывают. В голове стучат две мысли:
- пока эти насильники-судьи-адвокаты-присяжные-комментаторы живы, мы никогда не будем в безопасности
- самое идиотское во всем этом - то, что мы _сами_ их рожаем. Женщины тратят здоровье, силы, время, деньги и любовь на рождение и выращивание тех, кто потом будет их насиловать, убивать, издеваться и насмехаться над ними, эксплуатировать их и притеснять. И вот тут сразу вспоминаешь о селективных абортах: не будет численного/силового преимущества - не будет власти, а значит и насилия.

С америкой мне давно уже все ясно, я много их форумов читала и читаю, причем по самым безобидным внеполовым темам, и в мизогинию там можно вляпаться в самых неожиданных местах.
Сама недавно на амер. форуме, посвященном, вы будете смеяться, стратегиям выживания при зомби-апокалипсисе, прочла тему, где какой-то мудак планирует устроить фабрику по восстановлению популяции, основанную, естественно, на насильственном принуждении женщин к сексу и деторождению, форумчанки проглотили. Зато оформилась моя собственная стратегия выживания при ЗАКе - отстреливать всех встреченных мужчин и объединяться с женщинами :)

отстреливать это хорошо)

  • 1
?

Log in