Мотивы сексуальных насильников

Статья взята с сайта Дорога к свободе, оригинал находится здесь. Выделения мои - void_hours.

Существует миф о том, что мужчины принуждают женщин к сексу, потому что не могут себя контролировать, что мужчины - это безвольные орудия биологических сил, которые вынуждают их насиловать женщин. Однако антропологические исследования показывают, что изнасилования не являются универсальным явлением. В разных обществах существует разный уровень изнасилований женщин, более того, известны человеческие общества, в которых вообще не существует изнасилований. Этот факт был хорошо задокументирован в исследовании Пегги Ривз Сэндей [1]. Есть факторы, которые связаны с высоким уровнем изнасилований: романтизация насилия; отношение к женщинам как к сексуальным объектам; поощрение жесткого и агрессивного поведения среди мужчин; распространенность войн. Тот факт, что уровень изнасилований высок в одних обществах, но при этом низок или вообще отсутствует в других, говорит о том, что сексуальное насилие - это поведение, которое поощряется или подавляется в зависимости от ценностей данного общества. В частности, уровень изнасилований тесно связан с представлениями о мужественности и женственности, а также с неравенством в отношениях мужчины и женщины. Как отмечает Сэндей, в тех обществах, где женщин считают равными по статусу мужчинам, изнасилований практически не встречается.

Подавляющее большинство мужчин, совершающих изнасилование, - это вполне респектабельные, «нормальные» мужчины, не страдающие от психических заболеваний. Эти мужчины также не страдают от сексуальной неудовлетворенности, и у них есть доступ к добровольному сексу - 75% насильников были женаты или состояли в постоянных отношениях, когда совершали изнасилования других женщин. Как показало исследование, которое было проведено Николасом Гротом [2] среди мужчин, осужденных за изнасилование, главное отличие насильника - его отношение к женщинам. Насильники верят, что у них есть «право» делать с женщинами все, что захочется. Обычно насильники считают женщин ниже себя, относятся к ним с презрением, а иногда и с откровенной злостью [Грот проводил исследование среди осужденных насильников; однако, согласно работам профессора психологии Дэвида Лисака, невыявленным насильникам свойственны те же психологические характеристикиvoid_hours].

Большинство насильников, опрошенных Гротом, сообщали, что в результате изнасилования они получили очень мало или вообще никакого сексуального удовольствия. Сам секс во время изнасилования вызывает у преступников разочарование и даже отвращение. Когда насильники говорят об удовольствии от изнасилования, то это удовольствие от агрессии и чувства власти над жертвой, ее действиями и ее жизнью. По словам одного из опрошенных насильников: «Мне доставляло удовольствие знание того, что она ничего не может поделать».
Collapse )

Ревиктимизация: как секс меняется после изнасилования

Перевод отрывка из другого поста, оригинал находится здесь. Авторка: Хэрриет Джейкобс.
Дополнительную информацию на тему ревиктимизации можно найти здесь.


Не так давно я задумалась над тем, почему многие из моих подруг, пережив сексуальное насилие, начинали вести очень бурную сексуальную жизнь. Помню, как этот факт озадачивал меня, бывшую в отрочестве девицей строгих нравов. Если уж твое первое знакомство с сексом было настолько ужасным, разве это не должно было бы отбить всякую охоту вообще заниматься им? Почему же все мои знакомые, пережившие изнасилование в очень раннем возрасте, как будто бы искали еще больше секса – плохого секса, незащищенного секса, неприятного секса? И почему они при этом как нарочно каждый раз выбирали самых мерзких парней, у которых разве что только на лбу не было написано «насильник»?

Для того, что разобраться с этим, мне пришлось основательно повзрослеть и серьезно заняться самообразованием. Существует так много моментально приходящих в голову простых объяснений неразборчивости в сексуальных связях у подростков, переживших изнасилование, особенно если это девочки: они просто настоящие шлюхи; они дуры; они хотят быть изнасилованными (как если бы слова «хотеть» и «изнасилование» могли сосуществовать в одном предложении); изнасилование им понравилось, и т.д.

Существует довольно простой метод, которому нас научили в колледже на курсе Введения в психологию. Поскольку ты никогда не знаешь, что на самом деле думают или чувствуют другие люди, нужно научиться очень внимательно и тщательно анализировать свою собственную реакцию на них. Например, если ты знакома с девушкой, находящейся в насильственных отношениях, и замечаешь, что тебя начинает отталкивать ее надоедливость и возрастающая беспомощность – что ж, теперь ты знаешь, что она думает о себе. И, возможно, теперь ты знаешь, что думает о ней ее абьюзер. И если ты обладаешь исключительными умственными способностями, может быть, теперь ты понимаешь, поведение какого рода он поощряет в ней – для того, чтобы продолжать считать ее жалкой и отвратительной. Или если ты, глядя на нее, задаешься вопросом почему она остается с ним? Она что, совсем дура? Или просто таким образом хочет вызвать жалость к себе? Ей что, нравится быть битой? Ну вот, только что ты сама ответила на свой собственный вопрос. Добро пожаловать во все ее неотвязные мучительные мысли о самой себе!
Collapse )

Центр Анна "Ни закона, ни справедливости. Сексуальное насилие над женщинами" - часть 2

Продолжение предыдущего поста.

Предупреждение: описания случаев сексуального насилия и последствий сексуального насилия.


4. Отказ в регистрации жалоб, бездействие и предвзятое отношение к пострадавшей со стороны представителей государства
Комиссия с тревогой отмечает наличие фактов, говорящих о предвзятом отношении представителей правоохранительных органов к пострадавшим от сексуального насилия. С момента подачи жалобы до окончательного решения по делу, потерпевшая регулярно сталкивается с сотрудниками правоохранительных органов, которые с враждебностью и подозрительностью относятся к ее мотивам и намерениям. В практике представителей правоохранительных органов – оказание давления на потерпевших с целью не заводить уголовное дело, а также отказы в регистрации заявлений.

В этом отношении показательна история Людмилы С., жительницы подмосковного города, которая пережила сексуальное насилие в марте 2010 года. К счастью, благодаря сопротивлению женщины, преступник не смог ее изнасиловать, но нанес ей ряд телесных повреждений средней тяжести. Представители правоохранительных органов, при обращении к ним за помощью, воспользовались плохим самочувствием Людмилы (она была порезана и избита насильником, потеряла много крови, а также получила сотрясение мозга) и оказали на неё психологическое давление с целью вынудить ее не подавать заявление о преступлении:Collapse )

Центр Анна "Ни закона, ни справедливости. Сексуальное насилие над женщинами" - часть 1

Этот текст представляет собой часть II доклада, подготовленного Национальной независимой комиссией по правам женщин и насилию в отношении женщин «АННА», "Ни закона, ни справедливости: Насилие в отношении женщин в России". Полный текст доклада можно найти здесь.

Предупреждение: описания случаев сексуального насилия и последствий сексуального насилия.


1. Отсутствие достоверной статистики
По официальной статистике, преступлений, охарактеризованных как изнасилование или попытка изнасилования, в 2008 году органами МВД было зарегистрировано 5398. В 2009 году было зарегистрировано 4790 подобных преступлений, что на 11.2% процента меньше, чем за 2008 год.

При этом, ситуация в России различается в зависимости от региона. В Саранске за 2009 год количество зарегистрированных изнасилований уменьшилось на 37,5% [1]. А в Калужской области за 2009 год было зарегистрировано 63 преступления, предусмотренных ст.131 УК РФ (изнасилование), по сравнению с прошлым годом количество данного вида преступлений снизилось на 17,1%, а раскрываемость составила 87,3% [2].

В 2009 году в Приморском крае число изнасилований снизилось с 14 до 12 [3]. В 2009 году по сравнению с 2008 годом число зарегистрированных изнасилований в Тюменской области снизилось на 16,5% [4]. В 2009 году в Ульяновске и области снизилось на 27,5% число изнасилований [5].

Однако в 2008 году, несмотря на снижение процента подобных преступлений в целом по России, количество зарегистрированных изнасилований в Москве увеличилось на 25% и составило 318 [6]. Такая же ситуация наблюдается в Псковской области: по данным местного УВД, в 2008 году было совершено 45 изнасилований в отношении женщин, что на 32,4% больше аналогичного периода 2007 года (34 преступления) [7]. В 2009 году на территории Адыгеи количество зарегистрированных изнасилований возросло на 28,6% [8].

Данная статистика показывает количество поступивших и не отозванных в дальнейшем заявлений от пострадавших, но не отражает истинного положения дел. Collapse )

О принуждении или почему она не сопротивлялась - 2

Продолжение поста О принуждении или почему она не сопротивлялась.

Перевод поста из другого блога, оригинал находится здесь. Автор: Харриет Джейкобс.
Большое спасибо frau_zapka за редакторскую правку.


Перечитывая предыдущий пост, я поняла, что мне не удалось достаточно ясно объяснить, как угроза и подразумеваемая возможность применения силы заставляют жертв подчиниться во время «ненасильственного» изнасилования.

Я вспомнила, что когда-то давно ходила на курсы боевых искусств. Мой сенсей частенько собирал девочек в сторонке и говорил о вещах, которые, судя по всему, казались ему особенно важными именно для нас. Например, нам намного раньше, чем мальчикам, показали, что делать, если тебя прижали к земле. Нас научили некоторым летальным или чрезвычайно травмоопасным приемам, которым учили только взрослых. Он никогда прямо не объяснял, почему это нужно именно нам, но говорил что-то вроде «если мужчина навалился на вас» или «если нет возможности убежать».

Также он учил нас читать невербальные сигналы, распознавать угрожающий язык тела и объяснял, как на это реагировать. Он без конца повторял один и тот же простой совет: если вам приходится задирать голову, чтобы посмотреть кому-то в лицо, это значит, что ваш собеседник стоит слишком близко. Он намеренно ставит вас в уязвимое и подчиненное положение. Отойдите от него на достаточное расстояние, чтобы при разговоре с ним вам не приходилось бы задирать голову. Не знаю, сколько раз этот совет спасал меня от того, чтобы быть вынужденной сделать или сказать что-то просто из страха перед человеком, который угрожающе нависал надо мною.

И в этом все дело. Такое поведение и есть угроза. Агрессивный язык тела используется именно для того, чтобы дать тебе понять, что в случае неповиновения последует наказание. Не обязательно угрожать словами; вербальная угроза будет задокументированным доказательством насилия. Гораздо проще дать жертве понять, что вы можете сделать ей очень больно, не давая ей того, что сможет быть использовано на суде. Вы представляете себе это? «Вы не могли бы объяснить, как (хихиканье) кто-то может угрожающе наклонитьсяCollapse )

Виктимное поведение

Оригинал взят у evo_lutio в Виктимное поведение . Выделение мое - void_hours.

«Жертва сама провоцирует насилие»? Неизвестно кто первым внедрил эту глупость в умы, но некто надругался над этими умами еще больше, внушив, что за провокацией всегда стоит тайное желание быть жертвой. Мазохизм как сознательное желание пострадать.

На самом деле, виктимное поведение - это способ избежать насилия и прибегают к нему, желая защититься. То, что само по себе это поведение иногда становится маркером жертвы и привлекает других насильников, - побочный эффект этой самозащиты. Побочный эффект имеют почти все лекарства, но это не значит, что лекарства вредны. Нет, они полезны для защиты от основной болезни.

Женщины уступают и соглашаются, чтобы насильник не нанес им слишком большого вреда, и из века в век такая практика чаще всего помогала. Сиюминутно покорность и демонстрация любви помогает остановить руку насильника, успокоить его и предложить себя в качестве ресурса («не убивай меня, иван-царевич, я тебе еще пригожусь»). Именно поэтому и сложился такой механизм, именно поэтому большинство женщин в ситуации угрозы инстинктивно к нему прибегают.

Открытое сопротивление приносит удачу, когда есть силовое преимущество или хотя бы силы равны. Если сила намного меньше, открытое сопротивление вызывает у соперника гнев и желание уничтожить. Никогда более сильный в конфликте не отступит из-за того, что заведомо слабый демонстрирует отказ подчиняться и претендует на превосходство. Наоборот, он применит против него самую активную силу.

Может быть, хватит уже обвинять жертв за то, что они 1) слабы 2)пытаются защищать свою жизнь? Защищать свою жизнь – в том числе сдаваясь в плен и даже демонстрируя любовь к захватчику. Стокгольмский синдром – это адаптационный механизм, что означает его защитную функцию. Без глубокого понимания этого, бесполезно пытаться помогать жертвам насилия.

Женщины не сопротивляются при изнасиловании, чтобы им не причинили физического ущерба. Их несопротивление может пойти еще дальше, в процессе изнасилования многие женщины способны начать получать физическое удовольствие, и это тоже адаптация, цель которой максимально снизить градус агрессии насильника, пробудить в нем симпатию, чтобы он не продолжил насилие изуверскими способами, не передал ее другому насильнику, не убил после изнасилования. То, что в каких-то случаях несопротивление усугубляет насилие - не система, а исключение. Некоторых садистичных типов покорность возбуждает на насилие, однако подавляющее число насильников автоматически снижают агрессию, видя, что жертва покорна. Поэтому не надо обвинять несопротивляющихся жертв, оправдывающих и даже любящих своих насильников, в мазохизме и желании пострадать. Наоборот, они здоровы и действуют в целях самосохранения. Их мотив – страх и беспомощность. Их цель - сократить неизбежные страдания.

Чтобы вытащить жертву из ситуации насилия, ей нужно дать ресурс или помочь обрести ресурсы, с помощью которых она реально, а не гипотетически смогла бы защищать себя. Не когда-нибудь в будущем, а сейчас. Только тогда исчезнет ее виктимное поведение, поскольку в нем не будет необходимости. В противном случае она будет защищать себя как может. И внушать ей, что она ведет себя виктимно, а должна бы - как герой и смелый воин, это значит пожирать остатки ее ресурсов и разрушать ее. Этим, к сожалению, грешат многие психологи и психотерапевты, не прошедшие квалифицированной подготовки для работы с жертвами насилия.

О принуждении или почему она не сопротивлялась

Одним из бесчисленного количества мифов, окружающих проблему сексуального насилия, является убеждение, что при изнасиловании женщина непременно оказывает ожесточенное сопротивление – иначе какое же это изнасилование, верно? И это так далеко от реальности – так, согласно исследованиям, физическое сопротивление оказывают только 20-25% жертв (Ullman SE. A 10-Year Update of «Review and Critique of Empirical Studies of Rape Avoidance». Criminal Justice and Behavior. 2007;34:411-429).
В этой статье уже освещалась одна из причин, по которой жертвы очень часто не сопротивляются насилию. Приведенный ниже текст рассматривает другой аспект этой проблемы.

Перевод поста из другого блога, оригинал находится здесь. Автор: Харриет Джейкобс.
Огромная благодарность frau_zapka за редакторскую правку.


Недавно Savage Love давал советы девушке, которая была изнасилована своим бывшим бойфрендом. Ее нынешний бойфренд продемонстрировал, что недостоин называться человеком, посчитав, что при изнасиловании не было такого уж несогласия, и/или оно было не настолько «насильственным» чтобы его нельзя было считать изменой.

Девушка пришла на вечеринку, где также присутствовал ее бывший. Когда она уходила, он проводил ее до машины, прижал ее к ней и начал целовать, одновременно пытаясь стянуть с нее штаны. Она неоднократно говорила «нет», отталкивала его, натягивала штаны обратно, но он игнорировал все ее протесты и продолжал до тех пор, пока она не решила просто дать ему покончить с этим, чтобы он наконец оставил ее в покое.

Обстоятельства совершенно ясно указывают на то, что это было изнасилование, хотя, как с неумолимой и безжалостной точностью объясняет Dan Savage, ей пришлось бы очень сильно постараться, чтобы закон признал это изнасилованием. Несмотря на то, что случившееся попадает под определение изнасилования — за все время она ни разу не дала согласия и неоднократно указывала на свое несогласие — отсутствие применения очевидной грубой силы и насилия, а также ее последующий отказ от сопротивления, скорее всего, на суде были бы сочтены согласием.
Collapse )

«Менталитет жертвы» или «менталитет насильника»?

Оригинал взят у sadcrixivan в «Менталитет жертвы» или «менталитет насильника»?

Кое-что не дает мне покоя. Ну, мне много чего не дает покоя, вы уже, наверное, это поняли. Но сейчас мне не дает покоя вожжа про «менталитет жертвы».

«Менталитет жертвы» подразумевает, что в жертве было что-то такое, что сделало ее жертвой, какая-то виктимность, и поэтому жертва несет ответственность за свои страдания. Это значит, что жертва должна взять на себя ответственность за действия агрессора. И эту фразу любят использовать, потому что гораздо проще обвинять того, кто более уязвим, чем встать и указать на то, что не так в этом мире, в котором живут и жертва, и агрессор, и говорящий.

Главное предположение, стоящее за таким утверждением в том, что жертва должна изменить какие-то аспекты своего поведения, чтобы предотвратить дальнейшее насилие. Гораздо проще попытаться изменить жертву, чем преступника – того, кто обладает реальной властью. Принуждая жертву обвинить во всем себя и менять себя, человек, произносящий эту волшебную фразу, может больше не сомневаться в себе и в своих действиях, которые могли способствовать страданиям жертвы. Все, что ему нужно сделать, это почувствовать свое моральное превосходство над жертвой, а потом подивиться собственной силе и знаниям.

Когда кто-то произносит фразу «менталитет жертвы», то он говорит о жертве следующее:
- Она напрашивается на насилие своим собственным поведением;

- Ее агрессор освобожден от ответственности;

- Жертва обладает властью определять и менять поведение других людей;

- Что бы ни произошло с жертвой – это вина жертвы;

- Стать жертвой - аморально независимо от обстоятельств. Collapse )

Влияние реакции окружения на психологическое состояние пострадавших от сексуального насилия

Статья взята с сайта Дорога к свободе, оригинал находится здесь.

В данной работе мы поставили цель проанализировать зависимость психоэмоциональных последствий сексуального насилия от характера реакции на случившееся со стороны социального окружения пострадавшего.

Основным методом исследования стал контент-анализ карт учета телефонных консультаций по проблеме сексуального насилия, заполняемых консультантами кризисной линии Центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры». При описании случая изнасилования в каждой карте фиксируются основные обстоятельства эпизода, основные проблемы потерпевшего и наиболее тяжелые, отчетливые травматические переживания.

В общей сложности при проведении исследования было проанализировано более 3000 звонков, из которых 216 составили обращения лиц, переживших сексуальное насилие и наиболее подробно описавших во время консультации свои переживания и реакцию окружающих на случившееся. Рассматривая эту группу обращений подробнее, удалось получить следующие данные. Во всех 216 случаях насилие было совершено над лицами женского пола, причем субъектами насилия в 101 случае (46,8%) были незнакомцы, в 104 случаях (48,2%) – знакомые [хочу обратить внимание, что эта выборка не может быть репрезентативной в контексте определения соотношения знакомых/незнакомых насильников – в первую очередь, из-за своего ограниченного размера, но главное – потому что за помощью чаще всего обращаются те женщины, чье изнасилование соответствует стереотипным представлениям о «настоящем» изнасиловании – нападение незнакомца; остальные же зачастую боятся получить недоверие/обвинения/насмешку вместо поддержки и испытывают более выраженное чувство стыда за произошедшее – void_hours]; 11 пострадавших не сообщили сведений о насильнике. В правоохранительные органы обратились 26 женщин, из них 4 охарактеризовали отношение сотрудников милиции как «равнодушное», 17 встретили осуждение и только 5 – понимание и поддержку.
Collapse )

Невинно обвиненные - часть 2

Продолжение предыдущего поста.

Перевод поста из другого блога, оригинал находится здесь. Автор: Оливия М. Грей.
Большое спасибо frau_zapka за редакторскую правку.

Гиперссылки в тексте, ведущие на англоязычные страницы, помечены примечанием "(англ.)"


Изобличение насильников: публичная огласка

Люди почему-то находятся под ошибочным впечатлением, что в изнасиловании «легко обвинить и тяжело оправдаться». И это не может быть дальше от реальности – будь то судебное заседание или социальная ситуация. Вообще-то, в действительности дела обстоят с точностью до наоборот.

В моем случае, как и во всех остальных, о которых я читала или слышала от других пострадавших, именно жертвам не верят, именно их обвиняют и подвергают обструкции. И именно их насильники получают дружную поддержку и защиту – до тех пор, пока в некоторых случаях они не насилуют опять. И опять. И опять. И только после ареста люди начинают верить.

Скольким женщинам пришлось пострадать потому, что первой жертве, решившейся заговорить о насилии, не поверили?

Сколько еще жизней должно быть исковеркано отчасти потому, что ВЫ не поверили ей?

Скольким женщинам заткнули рот прямо в зале суда? И только мужественный поступок 16-летней девочки показал мне, что сопротивление возможно даже при таких обстоятельствах. Спасибо тебе, Саванна. И тебе тоже спасибо, 19-летняя Клои, написавшая в Фейсбуке и Твиттере «ВНИМАНИЕ, ЖЕНЩИНЫ, это хищники, без жалости и сострадания к кому бы то ни было.» Да.

Есть только один человек, несущий ответственность за изнасилование, и это насильник. «Подавляющее большинство преступлений совершаются относительно небольшой прослойкой мужчин, где-то между 4% и 8%, которые делают это опять… и опять… и опять.» (Источник)
Collapse )