void_hours (void_hours) wrote,
void_hours
void_hours

Categories:

И снова о хищниках

Перевод поста из другого блога, оригинал находится здесь. Автор: Томас Маколей Миллар.
Большое спасибо frau_zapka за редакторскую правку.

void_hours: Этот текст является продолжением в серии постов, представляющих обзор работ профессора психологии Дэвида Лисака, фокусом которых являются сексуальные насильники – их распространенность в обществе, психологический портрет и образ действий.
Предыдущие посты серии можно найти здесь и здесь, заключительный пост цикла находится здесь.


Я сделал все, что в моих силах, чтобы обеспечить работам Лисака как можно большую известность. Сегодня утром мне подсказали, что национальное радио сделало целую передачу о нем. В репортаже говорится:
Существует распространенное заблуждение относительно студентов, совершающих сексуальное насилие: что это является результатом одной злополучной ошибки. Однако психолог Дэвид Лисак утверждает, что это заблуждение, причем опасное.

Может показаться, что заставить этих мужчин признаться в совершении действий, попадающих под определение изнасилования, должно быть нелегко. Но Лисак говорит, что это не так. «Они очень откровенны», - говорит он. «На самом деле они жаждут рассказать всем о своих подвигах. В большинстве своем насильники весьма нарциссичны и, по большому счету, они считают это возможностью похвастаться».

Согласно результатам исследования Лисака, насильники, учащиеся в колледжах, практически ничем не отличаются от насильников, находящихся в заключении. В обеих группах большинство является серийными насильниками; 9 из 10 изнасилований, произошедших в университетских городках, совершены именно этими хищниками-рецидивистами.

И эти насильники-студенты – так же, как и насильники, сидящие в тюрьме – ищут наиболее уязвимых женщин. Согласно Лисаку, среди студенток колледжа наибольшему риску пережить изнасилование подвергаются первокурсницы.

«Администрациям колледжей хорошо известно, что студентки первого курса находятся в группе повышенного риска сексуальной виктимизации», - говорит Лисак. «И хищникам в студгородках хорошо известно, что эти женщины - новенькие в колледже, что они совсем молодые, что они неопытные. Что, скорее всего, они непривычны к употреблению алкоголя, что они хотят быть принятыми и найти друзей. И из-за этого желания быть принятыми они, скорее всего, будут готовы пойти на дополнительный риск. И по этим причинам насильники ищут в первую очередь первокурсниц.

И в то же время, по словам Лисака, эти мужчины не считают себя насильниками. Обычно они знакомы со своей жертвой. И они не используют огнестрельного или холодного оружия.

«Основным их оружием является алкоголь,», - говорит психолог. «Если вы можете привести жертву в полубессознательное или бессознательное состояние – к чему вам нож или пистолет?»
[выделение мое - автор.]

Национальное радио даже предложило пример изучаемого Лисаком поведения: Элтон Ярбро (Elton Yarbrough), бывший студент Техасского Университета сельского хозяйства и машиностроения, а ныне заключенный Техасской тюрьмы.

Что произошло? В точности то, что предсказывает работа Лисака:
В конце концов оказалось в общей сложности пять женщин, давших показания, что они подверглись сексуальному насилию со стороны Ярбро при одних и тех же обстоятельствах: много выпив и отключившись или заснув, они просыпались и обнаруживали, что Ярбро вступил с ними в половое сношение или сексуально прикасался к ним.

«Он выбирал наиболее пьяных женщин в баре или на вечеринке», - вспоминает лейтенант Брэнди Норрис, главный следователь по этому делу. «Он серийный насильник. И он достаточно умен, чтобы понять, что ему необязательно прятаться в кустах или хватать проходящих мимо женщин».
[выделение мое - автор.]

Поскольку склонность общества не доверять и обвинять именно жертву чрезвычайно сильна, первой моей мыслью по прочтении этого было «как же этим женщинам удалось довести дело до суда и тем более убедить присяжных в виновности обвиняемого?» Можете считать меня циником. И вот частичный ответ:
Студентка по обмену из Европы, ставшая первой, кто предъявил Ярбро официальные обвинения в изнасиловании, была подругой его знакомой. После празднования Дня благодарения 2004 г. у нее дома, она и ее соседка по квартире долго и безуспешно намекали Ярбро, что пора бы отправляться домой. В конце концов, они втроем легли спать на одной кровати.

Согласно показаниям студетки по обмену, она проснулась от того, что Ярбро взобрался на нее и начал половое сношение. Она закричала и протребовала, чтобы он убрался, что он и сделал. Ее руммейт позвонила в полицию, по совету которой два дня спустя пострадавшая девушка позвонила Ярбро по телефону и потребовала объяснений - в то время, как полиция записывала разговор.

Некоторые отрывки этой записи были зачитаны присяжым:

Жертва: «Я спала, Элтон, и ты это знал. Мне наплевать, был ли ты пьян. Я была в полной отключке. Почему ты так поступил? Ты что, планировал это заранее, или просто сделал первое, что пришло в голову? Что это было?»

Ярбро: «Нет, я этого не планировал. Я не знаю. Я не знаю, что произошло».

Жертва: «Почему ты это сделал?»

Ярбро: «Я не знаю, почему... Слушай, извини».

Жертва: «Я чувствовала себя такой испуганной, такой использованной, такой беспомощной…»

Ярбро: «Я правда не… я просто не знаю, что сказать. Я виноват. Это не оправдание, но я был пьян. Извини, что так получилось».

Эта запись стала ключевой уликой, которая помогла упрятать Ярбро за решетку. Сообщение о его аресте побудило еще трех женщин дать показания, что еще до случая со студенткой по обмену каждая из них так же подверглась сексуальному насилию со стороны Ярбро.
Записанное признание – очень хорошее доказательство - доказательство, которым подавляющее большинство пострадавших не располагает.

Жертвами Ярбро были его подруги. Хорошо знакомые ему женщины, женщины, чувствовавшие себя достаточно комфортно, чтобы оставаться с ним наедине пьяными. И некоторые мужчины еще удивляются, почему многие – в основном, женщины, но не только они – рассматривают всех мужчин как потенциальных насильников. Вот именно поэтому. Возможно, насильники и не составляют значительную часть населения, но для их потенциальных жертв они представляют угрозу, которую не так легко распознать.

Еще до этого случая некоторые из его жертв пытались сообщить о происшедшем, и его можно было остановить. Но уже первая из них, обратившись в медчасть студгородка после изнасилования, получила многозначительный вопрос, а не была ли она пьяна во время инцидента. Она почувствовала, что ее саму обвиняют, и решила не обрекать себя на ужасы общения с системой уголовного правосудия. В случае изнасилования знакомым только самые однозначные случаи, полностью соответствующие стереотипным представлениям, имеют вероятность быть признаны преступлением. Да и то не всегда.

И поскольку журналистика такая журналистика, радио решило дать слово кому-нибудь с противоположными взглядами – им оказался не ученый-социолог, а юрист, работавший над дисциплинарными делами на кампусе:
Профессор права Университета Стетсона Питер Лэйк (Peter Lake) согласен с тем, что на кампусах много насильников, и что нам необходимо их вычислять и выдворять из учебного заведения.

Однако Лэйк считает, что существует другой аспект проблемы, недооцениваемый теорией хищника: злоупотребление алкоголем и сексом, ставшие нормой поведения для многих – хотя, разумеется, не для всех – студентов колледжа. «Для них стало совершенно обычным делом гулять со среды по субботу, много пить, заводить сексуальные связи с едва знакомыми или только что встреченными людьми, с теми, кого они знают через третьих лиц или через майспэйс или фейсбук», - говорит он. «Таким образом, взяв повышенную сексуальную активность, алкоголь и социальную группу в возрасте риска, в определенном смысле, мы получаем идеальные условия для процветания проблемы сексуального насилия».
[выделение мое - автор.]

И опять эта старая песня. Можно ли его остановить, если я уже слышал это?
Лэйк, автор вышедшей в 2009 г. книги «Beyond Discipline: Managing the Modern Higher Education Environment», говорит, что университеты рассматривают дела сексуального насилия скорее как нарушение правил внутреннего распорядка И, по его словам, в последнее время эти правила были адаптированы так, чтобы больше соответствовать реалиям сексуального насилия.

Могут ли они научиться на своих ошибках?

Вера Лэйка в предоставление второго шанса студентам отчасти основана на личном опыте преподавания права. Он консультирует университеты по вопросам дисциплинарных слушаний и на протяжении 10 лет был следователем в составе дисциплинарной комиссии своего университета. Но также он работал адвокатом по уголовным делам, где ему доводилось видеть «неисправимых» преступников – тех, что вызывали в нем «чувство благодарности за то, что у нас есть тюрьмы и за то, что мы продолжаем строить новые».

Эти мужчины были не похожи на тех, кого он регулярно видел на дисциплинарных слушаниях в университете. «Меня удивило, как много допустивших ужасные ошибки людей в конце концов смогли сделать из них выводы и измениться к лучшему», - говорит Лэйк, «и у них все еще есть возможность для исправления».

Но Лисак, работающий психологом, утверждает, что университеты слишком полагаются на возможность исправления вместо того, чтобы относиться к случаям сексуального насилия как к уголовным делам. «Совершенно ясно, что это не те люди, которым будет достаточно парочки дополнительных лекций о правилах общения с противоположным полом», - говорит он. «Это хищники».
Сразу скажу, что Лисак прав. Хищники не считают, что они делают что-то плохое. Они планируют нападение, подбирают себе наиболее податливую и изолированную жертву, совершают насилие, остаются безнаказанными, повторяют это несколько раз. Когда их расспрашивают об этом, они описывают свое поведение и даже, как говорит Лисак, «хвалятся», но не называют это изнасилованием. Всем известно, что изнасилование – это плохо, и в общем-то, насильники вполне согласны с этим – до тех пор пока изнасилование – это нападение незнакомца с ножом в темном переулке. В глазах этих серийных насильников споить свою жертву до бессознательного состояния и совершить сношение с бессознательным телом – это невинное удовольствие… для них.

Но подождите-ка, может быть, Элтон Ярбро сделал для себя правильные выводы и изменился к лучшему. Что скажешь, Элтон?
«В колледже я вел довольно разгульную жизнь. И практически все остальные вели себя так же. Я думаю, что если сложить обильное пьянство и студенческие вечеринки, вы получите много секса», - сказал он.

И когда люди пьют, они теряют контроль, и – по его словам - иногда спят с теми, с кем не стали бы спать при обычных обстоятельствах. «Это колледж. Если ты пройдешься по барам, то увидишь много пьяных мужчин и женщин. А ближе к утру, увидишь много пьяных мужчин и женщин, вместе направляющихся домой».

Но он утверждает, что никогда никого не принуждал к сексу и говорит, что те четыре женщины, с которыми, по его признанию, у него был секс, были активными участницами. Он припоминает, что одна из них учавствовала в прелюдии к сексу, а другая, по его словам, пришла к нему в спальню и сама инициировала секс с ним. Он сказал, что особенно серьезным шоком стали для него показания его подруги детства, что он изнасиловал ее.

«Практически все они сказали, что были слишком пьяны, чтобы помнить детали произошедшего, но то немногое, что они припомнили, было доказательством против меня», - заметил он. «Они не вспомнили ничего другого из того, что произошло».
[выделение мое - автор.]

В общем, с исправлением не сложилось.


smart_lola привела прекрасную иллюстрацию описываемого в переведенной статье явления. (Взято отсюда)

Недавно наткнулась на один пример […] в блоге sexist facebook dudes на tumblr был вот такой репост про отличного умного 21-летнего мальчика из Флориды – специальность у него компьютерная инженерия, а этим летом он будет проходить стажировку в Гугле в Сиэттле. А одновременно с этим он пытается насиловать девушек, дожидаясь, когда они опьянеют, при этом сам же потом говорит о том, что прекрасно слышал, что девушка просила его отстать:

Джордан Уэртмен (Jordan Werthman) в апреле совершил сексуальное насилие/попытку изнасилования моей подруги, тоже студентки UCF (Университета Центральной Флориды). Он дождался, когда она окажется в состоянии опьянения и совершил попытку пенетрации, несмотря на то, что по его же словам, он ей «совсем не нравился» и она «просила его уйти».

А потом и вовсе стал девушку преследовать:

После нападения, Уэртмен неоднократно посылал ей текстовые сообщения даже после того, как она потребовала оставить ее в покое, с вопросом «что он такого сделал», несмотря на то, что он прекрасно знал, что именно он сделал. Он также сказал, что «все мужчины думают об изнасиловании».

Он продолжал преследовать ее и зашел в здание ее университетского общежития (в котором он сам не проживает), чтобы просунуть ей под дверь записку спрашивающую, как он может «загладить вину».


Девушка в полицию заявила, но он, видимо, всей серьезности происходящего не ощутил:

После этого моя подруга сделала заявление в полицию, и полицейский позвонил Уэртмену сказать, что он насильник, когда тот праздновал свой день рождения со своей семьей. Тем не менее, когда моя подруга в тот же вечер с друзьями выбралась в город, Джордан тут же отправился «просто поздороваться с ней», хотя его предупредили о том, что его арестуют, если он подойдет к ней.

А уточнение там точно как по тексту, сталкинг первокурсниц, и случай этот у него не первый:

Также по неофициальной информации он уже пытался совершить сексуальное насилие или изнасилование другого человека. В полицию университета уже заявлялось о том, что он преследовал студентку первого курса.

Очень умный парень в очочках, будет в гугле стажироваться, корпорации добра, в цивилизованнейшей высокотехнологичной среде учился и собирается работать:
Tags: портрет насильника
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments